О чем плачет «Ярославна»?

Периодическое обострение отношений Украины и России – не более, чем часть политических игр.  На уровне же министерств иностранных дел и регионов, особенно там, где затрагиваются живые экономические интересы двух стран, диалог не прекращался и не прекращается.

Свидетельство тому – недавняя встреча в Харькове, на которой обсуждались вопросы обустройства общей границы, в частности открытие пункта пропуска в Краснопольском районе.

Россия была и остается важнейшим потребителем продукции, производимой на Сумщине. Если  общее падение сумского экспорта  в страны СНГ за январь-август 2009 г. по сравнению с тем же периодом 2008 года составило 19,2%, то объемы поставок продукции остались почти на прежнем уровне.  Почти половина их приходится на Российскую Федерацию. Сумщина имеет вторую после Луганской области протяженность границы с Россией – около 530 км —  а поэтому именно она была одним из инициаторов создания зоны приграничного сотрудничества с российскими соседями.

У истоков этой инициативы стоял Анатолий Епифанов, тогда представитель Президента на Сумщине. «Когда развалился Союз, — говорит он, — было разорвано много нитей – политических, экономических, социальных. Особенно социальных, ведь почти 70% из живущих в приграничных районах Сумщины,  имеют родственников в приграничных зонах России.

В мае 1992 года мы – главы администраций Сумской, Харьковской, Черниговской, Брянской, Курской и Белгородской областей – выступили с инициативой о создании зоны приграничного экономического сотрудничества и подписали соответствующий протокол.  Так из былого соцсоревнования украинских и российских областей родилось то, что потом стали называть еврорегионом «Ярославна». Был подписан очень серьезный договор. Главная идея состояла в том, что, если продукция производится на территории приграничной области, то она не облагается налогами и пошлинами при поставке в соседнюю область другой страны. Иначе говоря, мы пытались создать свободную экономическую зону. Такое сотрудничество обещало быть взаимовыгодным. У нас, например, было крупное производство силикатного кирпича, а из Белгорода нам могли поставить взамен большое количество шифера. Зачем же дважды облагать эту продукцию налогом?

Потом у нас появилась собственная труба, то есть нефть. Мы закачали 28 тыс. тонн светлых нефтепродуктов и, благодаря этому смогли передать топливо сельхозпредприятиям области, у которых были проблемы, особенно на севере и юге области. Но это уже не был товар, произведенный на территории области, и начались неувязки. Договор нужно было подкрепить законодательно, на уровне правительств. Я неоднократно встречался с Леонидом  Кучмой, тот давал поручения, чтобы узаконить эту свободную экономическую зону, но к нам начали присоединяться другие, неприграничные области России и Украины. Они через нас тоже хотели войти в Совет экономической взаимопомощи. В результате «вырисовалась» целая страна с населением более 30 млн. человек. Тут уж все перепугались. Но я уверен, если бы эта свободная экономическая зона закрепилась, то Сумщина процветала бы».

Хотя первоначальная идея свободной от налогов и пошлин зоны не состоялась, сотрудничество приграничных областей развивалось. В 2007 Курской и Сумской областями был создан еврорегион «Ярославна». Их внешнеторговый оборот в рамках сотрудничества вырос в 1,4 раза. С 20 до 50 выросло число предприятий-партнеров. Было подписано 11 протоколов между районами соседних областей, за которыми  последовали выставки и ярмарки, новые пункты пропуска на границе.

Последние облегчают движение товаров и услуг между приграничными областями и поэтому имеют особое значение. Например, в Краснопольском районе есть  Наумовский спиртзавод. Он  одним из первых в Украине освоил выпуск биоэтанола, который добавляется в топливо, чтобы снизить вредные выхлопы. Сырьем для него является патока, которую на территории Сумщины не производят. Ее нужно везти за 300 км, что делает производство неконкурентоспособным. А на расстоянии всего в 30 км, но   в России, тоже есть патока, причем  по выгодной цене. Проблема состоит в том, что не хватает автомобильных и железнодорожных пунктов пропуска, чтобы получить это сырье. На открытие же такого пункта уходит более двух лет.

Глава администрации Краснопольского района Игорь Кривозуб считает, что приграничные районы (а они в Украине по большей части депрессивные) обделены вниманием государства, в то время как в России в них активно вкладывают деньги. Этой же точки зрения придерживается и директор Центра исследований регионального развития Роман Петренко: «Если мы такими темпами будем налаживать экономические связи, то через год-два наша продукция на российских рынках будет не нужна. Россияне активно наращивают производство сельскохозяйственной продукции. Если у нас считается большим прорывом открытие животноводческого комплекса на несколько тысяч голов, то в Белгородской области строят комплексы, рассчитанные на десятки тысяч голов, развивают молочную промышленность, то есть те отрасли, где мы пока еще конкурентоспособны на российском рынке».

Пока ни одна из 14 трансграничных программ украинским государством не финансируется. Андрей Радченко, начальник отдела внешнеэкономических связей Сумской облгосадминистрации, возлагает некоторые надежды на то, что после принятия решения о вхождении «Ярославны» в Ассоциацию европейских приграничных регионов, появится возможность получения финансирования со стороны Еврокомиссии, тем более, что одно из заседаний АЕПР в 2011 году планируется провести в Курске.

А пока развитие приграничного сотрудничества остается на скудном финансировании местного бюджета, хотя граница – государственная, а не межобластная. Может именно об этом и плачет «Ярославна»?…

 

No Comments
xpress-admin

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.