Страшный урок. Как погиб парень из приграничного села на Сумщине, которому ФСБ «пришила» контрабанду оружия

Сельскому парню, жителю с. Искривщина в Белопольском районе  Юрию Сторожоку ФСБ «пришила» контрабанду оружия и отравляющих веществ на территорию РФ. Чтобы задержать, украинца обстреляли прямо на границе. Кроме ФСБшников никто не присутствовал при задержании и дальнейшей описи изъятого. Юрий все, что ему предъявили, признал. Но от первого лица рассказать, что было на самом деле, он уже не сможет.   Вскоре после суда он неожиданно умер в больнице курской колонии. 

История началась 21 октября 2017 года. Однако для родителей она не закончится никогда, потому что такая рана на сердце не заживет. А виновники смерти украинца остаются безнаказанными.

Тот, который не стрелял 

Сразу после задержания ФСБ запустила волну дезинформации. Якобы житель Украины с кучей оружия шел в Россию и начал стрелять по пограничникам РФ. Те его ранили ответным огнем.

«Вооруженный до зубов украинец пытался прорваться на территорию РФ», «Украинец в одиночку объявил войну России» – в таком роде писали про расстрел на границе российские СМИ.

Только, как выясняется из обвинительного заключения, стрельбу Юрий Сторожок не начинал.

30-летний Юрий Сторожок жил в селе Искриковщина в Белопольском районе Сумской области – на границе с Россией. Зарабатывал обработкой нескольких гектаров земли, держал скотину, говорят родители. В поле зрения украинских пограничников как контрабандист не попадал.

Российские пограничники во время следствия говорили, что Сторожок «неоднократно задерживался». Однако в таких случаях они обязаны информировать Госпогранслужбу Украины. А в отношении Юрия Сторожка сообщений не было, отмечают в Сумском пограничном отряде ГПСУ.

10 спецназовцев на одного человека 

Обвинительное заключение, подписанное заместителем прокурора Курской области Тишиным, которое сохранилось у родителей Юрия Сторожка, содержит громкие обвинения и невероятные «факты». Часть «фактов» не имеют объяснения, еще часть настолько невероятны, что в них невозможно поверить.

И ни одно обвинение не подтверждается ничем, кроме собственных признаний обвиняемого и слов ФСБшников, которые его обстреляли и схватили.

Из «признания» украинца выходит, будто 1 октября 2017 он нашел в посадке на окраине своего села вещмешок с оружием, гранатами, патронами и килограммом ртути в 26 колбах. Он сначала перепрятал это в той же посадке, а затем зачем-то надумал отнести все это добро через границу 21 октября.

Но подполковник Александр Гаврилин, и.о. начальника оперативного отдела Погрануправления ФСБ по Курской области, «узнал из оперативных источников», что украинец собирается нести в РФ оружие и «другие опасные предметы». Узнал заранее и точное место, и примерную дату – 21-23 октября.

Потому на Курщину вызвали 10 пограничных спецназовцев из Карачаево-Черкессии. 18 октября их свозили показать участок границы, где они будут охотиться на «контрабандиста оружия». Тут как раз подполковник Гаврилин и «получил оперативную информацию», что Юра Сторожок пойдет 21 октября.

Две группы захвата, группа огневого обеспечения, группа руководства операцией… увидели будто бы в руке Сторожка гранату – и открыли огонь.

Белыми нитками 

В вещмешке, который якобы нашел и затем понес в Россию Юрий Сторожок, гранаты и взрыватели к ним лежали отдельно. В обвинительном заключении он «признается», будто перед переходом границы один из взрывателей в гранату вкрутил. Хотя использовать ее не собирался. Зачем же тогда снарядил ее?

В оружии обвиняемый ничего не понимал, говорят родные. Научиться обращаться с оружием ему было негде – в армии не служил, в добробатах не был, в военно-патриотических объединениях не состоял, в криминальных группировках не участвовал.

Интересно, что два пистолета в найденном вещмешке – это «Akrep Mini», стартовый (шумовой) пистолет, который и оружием-то назвать нельзя, и газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами. В обвинительное заключение зачем-то включено предположение Юрия Сторожка, что они «возможно, принадлежат кому-то из жителей района, принимавших участие в боевых действиях на Донбассе». (ВСУ воюет стартовыми пистолетами и кустарными самоделками?!)

Сама идея перепрятать оружие и ртуть в РФ возникла якобы потому, что украинская полиция может найти у Юрия этот вещмешок. Который, по его же показаниям, он перепрятывал в посадке, а не дома.

Отец, Михаил Сторожок, говорит, что сын ему рассказывал о моменте задержания не так, как указано в обвинительном заключении. Он не слышал окрика «Стой, ФСБ!», и предупредительного выстрела тоже не было.

Российский пограничный спецназовец Лоновенко, командир первой группы захвата, говорит в показаниях, будто сделал предупредительный выстрел, затем два на поражение. Его подчиненный Валиванский сделал еще один выстрел. Однако, по словам отца, у Юры было 4 ранения. Проверить это сегодня нет возможности: доступа к медицинским документам нет, как нет и уверенности, что в них зафиксированы все четыре ранения.

Понятые – тоже из ФСБ 

Но важнее всего другое. Хотя официально «меры были направлены на документирование возможной противоправной деятельности», видеофиксации не велось. Отсутствуют в обвинительном заключении ссылки и на аудио- и фотофиксацию, а также на снятие информации из средств связи во время оперативно-розыскных и оперативно-боевых мероприятий. Как же тогда доказать правомерность огня на поражение, который привел в итоге к смерти задержанного?!

Примечательно, что и понятых российские пограничники привезли своих. В радиусе 3 километров – несколько российских сел, но «представителей общественности» вызвали из города Рыльска (!), что в 50 километрах от места происшествия. И это были двое штатских работников комендатуры пограничной службы ФСБ (!).

Стреляли по Юрию около 10:15 утра. А понятых привезли и начали «следственно-оперативные действия» только в 15:30.

Ни один суд в правовом государстве с такой доказательной базой не вынес бы обвинительного приговора! Но в РФ украинцу влепили 3 года колонии.

– Я говорил ему: «Зачем ты на себя это берешь?!». – «Папа, не вмешивайся. Так будет лучше», – отвечал он, – рассказывает отец, Михаил Сторожок. Один на один их с сыном не оставляли.

Загадочная смерть особого пациента 

На суд Юрия Сторожка возили на медицинской каталке. 31-летнего парня еще мучили боли, но выписка из медицинской карты обнадеживала. А 1 февраля 2018  года он неожиданно умер.

Лечащий врач, завотделением Глушковской центральной райбольницы указал, что операции прошли успешно, раздробленные пулями пограничников РФ кости скреплены аппаратом Илизарова, а внутренние органы идут на поправку. Дальнейшее лечение – «промывание ран растворами антисептиков». С тем подсудимого и увезли в колонию в Косиново (поселок, входит в состав г. Курска).

Однако спустя месяц Юрий Сторожок умирает в больнице колонии. И в медицинском свидетельстве о смерти, которое родители украинца получили в курском Бюро судебно-медицинской экспертизы, указано, что смерть наступила от осложнений в связи с открытой травмой тазобедренного сустава, полученной вследствие «нападения путем выстрела из ручного огнестрельного оружия». И это выглядит очень странно.

Родители последний раз видели сына в зале суда. В колонии им запретили видеться. Последнюю попытку встретиться с сыном Михаил Сторожок сделал за неделю до смерти Юры. Тогда-то ему и сказали, что встречи «запретил следователь». Следователь? Почему? Какое дело было следователю до уже осужденного украинца?

Также запретили передачу продуктов и лекарств, в том числе обезболивающего.

– Если бы в Курске пускали родителей, из дома пищу принимали, – он бы был живой. Он бы был живой! В Глушково врач сказал кормить сына, – а они не принимали. Они его голодом морили!.. – плачет мать, Галина Сторожок

Отец, который забирал умершего сына, сравнивает его исхудалое тело с тем, что показывают в хронике из нацистских концлагерей. Поразительно, но и на то, чтобы забрать тело, требовалось разрешение следователя!

Очевидно, ответ кроется в том, как проходило задержание и «расследование».

Трагическая история украинца, обстрелянного и захваченного ФСБ, а затем «залеченного» до смерти в неволе, сейчас получила огласку. Появился ли шанс на правосудие в отношении российских спецназовцев и представителей спецслужб, которые сфабриковали дело Юрия Сторожка? Призрачный.

Однако ценой своей жизни житель Сумщины еще раз напомнил всем, кто живет у границы с Россией: от нее лучше держаться подальше. И никогда не иметь дела с тамошними спецслужбами – используют, обманут, погубят…

Источник: «Восточный фарватер»

 

No Comments
Іван Савченко

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.