Юрий Чмырь про утерянный паспорт, уклонение от налогов, неучтенные доллары и девять квартир дочери

Уже больше месяца экс-губернатор Сумщины, а ныне глава областной организации партии «Відродження» и депутат облсовета Юрий Чмырь находится под пристальным вниманием СМИ и прокуратуры. Резонансные обыски и обвинения бывшего руководителя области не сходят с повестки дня многих сумских и всеукраинских изданий. С чем связан такой интерес? Почему в процессе расследования меняются статьи обвинения и в чем конкретно сегодня подозревают экс-губернатора?

Об этом «Ваш шанс» попросил рассказать самого Юрия Чмыря, который 27 июля находился в Сумах. Как раз в этот день Заречный райсуд рассматривал ходатайство прокуратуры об избрании политику меры пресечения.

– Юрий Павлович, Вам вручили сообщение о подозрении. Состоялось первое заседание суда. Что просила прокуратура и какое решение принял суд?

– Процедура вручения уведомления о подозрении была проведена с нарушениями, что нам удалось доказать. Дело в том, что старший следователь прокуратуры вручила подозрение слесарю какого-то жэка в Киеве, к которому я не имею никакого отношения. Тот под видеозапись обязался передать его мне. И это при том, что он совершенно меня не знает, равно как и я его. В итоге это уведомление мне лично вручено не было. Так как я являюсь депутатом облсовета, то вручить мне подозрение, согласно закону, должен был областной прокурор, а не следователь. Мы требуем, чтобы прокуратура действовала в рамках закона. Так что на сегодня я не имею статуса подозреваемого. О какой мере пресечения может идти речь? Следователь просила избрать мне меру пресечения в виде личного обязательства, по которому я в течение двух месяцев не должен покидать пределы Киева, сдать на хранение действующие загранпаспорта, воздерживаться от общения со свидетелями, что, по мнению прокуратуры, позволит избежать рисков в проведении досудебного расследования.

Пока что все обвинения строятся на предположениях, поэтому нет никаких оснований ограничивать меня в передвижении. Тем более, что депутатский округ, за которым я закреплен, находится в Сумах и Сумском районе, а мое место работы – в Шостке. Суд, приняв во внимание все наши доводы, отказал в удовлетворении ходатайства прокуратуры, как необоснованного. Это постановление суда обжалованию не подлежит.

– Как известно из официальных источников, в отношении Вас осуществляется досудебное расследование в уголовном производстве от 7 июня по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.212 УК Украины (уклонение от уплаты налогов). Теперь же, исходя из подписанного подозрения, предъявляются обвинения по ст.357 (умышленное сокрытие официального документа), ч.ч.1, 4 ст.358 (подделка и использование заведомо поддельного документа) и ст.366-1 (декларирование недостоверной информации). Так в чем Вас все-таки обвиняют?

– 22 июня рано утром в квартире моей семьи начались обыски. Мне было предъявлено решение Роменского райсуда, согласно которому я якобы уклоняюсь от уплаты налогов в особо крупных размерах. На мой вопрос: «Какие же мне предъявляются обвинения в неуплате налогов?» – никто ничего не смог объяснить. Мол, вы проходите как свидетель в процессе. Несмотря на то, что мне сегодня по-прежнему вменяется статья об уклонении от уплаты налогов, следствие так и не может указать, кто же их должен был уплачивать. И о какой сумме идет речь. Если это касается меня, то начиная с 2010 года, став главой Сумской ОГА, я ежегодно подавал декларацию об уплате налогов. Вся информация есть у государственной фискальной службы Шостки – по месту моей регистрации. Самая большая сумма доходов – за 2013 год, когда мною был продан кондитерский бизнес – акции кондитерской фабрики «Росмен». Этот бизнес был высокорентабельным. Шоколадная продукция продавалась по всей Украине, в т.ч. зарубежом – в Польше, Германии, Бельгии. В 2008 году наша фабрика даже получила Гран-при за «Лучшие изделия из белого шоколада».

Если взять декларации за все 7 лет, то из них четко видно – со всех доходов моей семьи (будь то зарплата, продажа акций или банковские проценты) налоги были уплачены! Все зафиксировано в декларациях! Но очень странно, что правоохранительные органы даже не пытаются проанализировать эти цифры. Нынешние доходы моей семьи полностью покрывают все расходы! Хоть эти суммы немалые, но нам скрывать нечего – они заработаны честно! И в е-декларации за 2016 год это видно по количеству наличных денег и имущества. Наша семья законопослушно уплачивает все налоги, не скрывая, показывает свой доход и его источники. В декларацию я внес все, полагая, что мы действительно идем в Европу. Я даже предположить не мог, что за мою честность меня еще будут преследовать!

Я – человек не бедный, занимался серьезным бизнесом еще до прихода в политику и никогда этого не скрывал. Из общего трудового стажа (а это уже 25 лет!) только четыре года я был на государственной службе. Всегда открыто говорил, что у меня есть кондитерский бизнес, на паях владею комбинатом хлебопродуктов и пр. Сегодня я занимаюсь бизнесом в строительном и аграрном секторе. Только в этом году у меня было более десяти рабочих командировок в Германию, Нидерланды, Польшу, Венгрию, Болгарию, Францию с целью налаживания партнерских отношений, расширения рынка сбыта и привлечения капиталовложений. Мы с женой живем за счет бизнеса. Благодаря заработанным деньгам, я, будучи губернатором, финансировал многие социальные проекты в Сумской области. К примеру, помогал больницам, поддерживал инвалидов, способствовал проведению фестивалей, популяризировал молодежные проекты, КВН, инициировал большое количество спортивных мероприятий и пр.

– Давайте остановимся на последних обвинениях. Что это за истории с поддельным паспортом и декларированием недостоверной информации, касающейся неучтенной наличности и квартир дочери?

– Когда не получается отработать одну версию – придумывают другую, как, к примеру, с тем же паспортом. Действительно, в 2015 году я утерял паспорт, написал заявление на получение нового документа. На 10 дней, пока его будут оформлять, мне выдали временный паспорт. По сути, бумагу. Это почему-то и стало поводом для очередных спекуляций: появилось предположение об использовании мною утраченного паспорта для совершения «юридически значимых нотариальных действий». Но никакого подтверждения таким предположениям у следствия нет! За время пользования дубликатом я оформил единственную доверенность на своего помощника – в случае моего отсутствия собирать платежки за комуслуги и представлять интересы в Шостке и Сумах. Никаких других нотариальных действий с временным документом не проводилось! Интересно – какой же документ я подделал? Свой собственный паспорт? Согласитесь, абсурдная логика! Обвинения попросту притянуты за уши!

Что же касается моей дочери, то ей уже 20 лет. Она достаточно взрослый и независимый человек. В 2014 году стала студенткой киевского вуза, по-прежнему учится и живет в столице. Я как отец приветствую, что она как личность развивается и самостоятельно идет по жизни. Да, у нее есть в Киеве собственное жилье. Сначала в обвинении называли 12 квартир, теперь говорят о девяти. Мне об этом ничего не известно. Почему я не внес имущество дочери в декларацию? Она живет отдельно, и мы с ней не связаны общим бытом. Она в Киеве, я же работаю директором по экономике на шосткинском предприятии «Хемикал Инвест Лимитед», которое занимается изготовлением строительных инструментов и материалов. Нахожусь постоянно в командировках, занимаюсь привлечением инвестиций, которые в конечном итоге зайдут на Сумщину. Практически всегда на колесах. Кроме загранкомандировок, часто бываю в Кропивницком, Одессе, Днепре, Луцке, Киеве, Ровно, Сумах, которые имеют с нами общий бизнес. Останавливаюсь в этих городах, в том числе – и в Киеве, где у меня есть квартира. Общаюсь с дочерью, у которой своя личная жизнь и также есть свой бизнес.

– А что с долларами? Исходя из е-декларации, у вашей жены в банковской сейфовой ячейке хранятся 572 тыс., а в результате обыска прокуратура насчитала целый 1 млн. 180 тыс. Откуда взялись еще 600 тыс. долларов?

– Здесь все просто – это деньги моего близкого знакомого, у которого есть доверенность на одну из ячеек, открытых на мое имя. Он там хранил свою наличность. Честно, я даже не знал, сколько там денег. Целый год человек по доверенности пользовался ячейкой, имея к ней доступ. В чем здесь преступление? В одной ячейке были наши деньги, во второй – нашего знакомого, причем они были отображены в его декларации. Этот человек уже написал жалобу в прокуратуру о возвращении своих средств. А их приписывают мне, обвиняя меня в декларировании недостоверной информации.

Сегодня прокуратура, не допросив меня как свидетеля, не проверив происхождение средств, образно выражаясь, бежит впереди паровоза, выдвигая разного рода нелепые обвинения. Разве это не похоже на заказ? Для меня очевидно, что дана команда и идет ее бессмысленное выполнение. Налицо – полный юридический нигилизм, при котором нарушаются очевидные юридические нормы и процедуры. Все направлено на то, чтобы подорвать мою репутацию и дискредитировать меня и как политика, и как бизнесмена.

– Вы считаете, что обвинения против вас – показательная политическая расправа?

– Давление на политиков от партии «Відродження», которые имеют поддержку среди обычных людей, выступают против псевдореформ (медицины, продажи земель, увеличения пенсионного возраста и пр.), наблюдается и в других регионах. Когда я возглавлял Сумскую ОГА, было построено много объектов социального назначения и открыто немало предприятий. Нам удалось привлечь в Сумскую область огромные суммы инвестиций. По моему мнению, нынешней власти далеко до наших результатов. И народ это видит. Возможно, именно поэтому меня пытаются дискредитировать как политика. И для этого выбираются далеко не джентльменские методы. Поэтому я и требую, чтобы процесс допросов, показаний и предоставления документов проходил объективно, а не строился на голословных обвинениях!

Лиза Павлова

Источник: http://www.shans.com.ua/?m=inews&nid=23425

No Comments
Іван Савченко

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.