Из архива «Хpress»: Николас Муравьев-Апостол (США): «Меня интересует все, что связано с моим родом в истории Украины и Сумщины»

Николаса Муравьева-Апостола, американского потомка гетьмана Левобережной Украины Даниила Апостола и русских декабристов Муравьевых-Апостолов,  Сумская общественная организация «Сумщина-Світ» приглашала в Сумы на протяжении трех лет. И вот, наконец-то, в начале октября этого (2012-го – Xpress) года долгожданная встреча состоялась. Полуторачасовая беседа с Николасом, естественно, лишь частично удовлетворила наше любопытство, ведь помимо уникальной истории его рода, он и сам по себе человек-легенда.   

Николас, или Николай Андреевич Муравьев-Апостол – внук известного русского дипломата Владимира Владимировича Муравьева-Апостола-Коробьина (1864-1937). До октябрьской революции 1917 года его дед владел имением в с. Леонтиевка (ныне Бурынского района) и в 1913 году в честь 300-летнего юбилея дома Романовых построил в соседнем селе Попова Слобода Свято-Троицкий храм. Этим, собственно, и объясняется интерес Николаса, последние годы активно занимающегося исследованием своего рода, к Сумщине. 

Родился Николас в 1947 году в Великобритании, в Лондоне. Начальное и высшее образование получил в частных школах США и университете штата Небраска. Затем окончил Высшие курсы управления бизнесом в Чикаго. Был призван на военную службу в ВВС США. Ветеран вьетнамской войны.

Один из пионеров в разработке персональных компьютеров и микрокалькуляторов, позже создатель гражданской авиации. Основал несколько компаний и фондов, сделавших немалый вклад в отрасли переработки пластикового мусора и автомобильных шин. В 80-х годах работал советником президента Дуарте в Республике Эль-Сальвадор, помогая восстанавливать экономику после разрушительного землетрясения. Основал международную программу помощи людям, ставшими инвалидами вследствие подрыва на противопехотных минах.

В настоящее время живет с женой Жаннетт на небольшом ранчо в Палм-Сити (штат Флорида, США). Николас – автор нескольких книг и поэм. В 2007 году опубликовал книгу «For Better– For Worse» («В беде и радости»), рассказывающую о жизни своего деда Владимира Владимировича Муравьева-Апостола-Коробьина и бабушки Надежды Федоровны (в девичестве Терещенко).

— Николай Андреевич, у Вашего дедушки тройная фамилия – Муравьев-Апостол-Коробьин. Чем это объясняется?

— Коробьины – очень древний и знатный дворянский род, известный со времен Великого княжества Рязанского (нач. XII — нач. XVI вв. – Ред.) и упоминаемый в так называемой Бархатной книге. Его основатель – хан Коробия из Золотой Орды, который служил у рязанского князя и был пожалован в бояре.  Мой прадед по отцовской линии, Владимир Григорьевич, был Коробьиным, потом унаследовал фамилию Муравьевых-Апостолов. От него такая тройная фамилия перешла и к моему деду Владимиру Владимировичу.

Владимир Владимирович Муравьев-Апостол-Коробьин 

— А когда у Вас впервые возник интерес к Вашей родословной? 

— Давно. У моего дедушки Владимира Владимировича было три сына — Вадим, Алексей и Андрей. Андрей — это мой отец. Еще он занимался историей нашего рода, но отец изучал ее по одной линии, а дядя Алексей – по другой. Я продолжил и объединил эти поиски.

В центре внимания отца были в основном наши потомки-декабристы: Сергей, Ипполит и Матвей Муравьевы-Апостолы. Матвей в 1823 году вышел в отставку и поселился в своем имении Хомутец (ныне село в Миргородском районе Полтавской области – Ред.), которое досталось ему, как наследнику рода гетьмана Апостола. После восстания на Сенатской площади в 1825 году Сергея казнили, Ипполит, узнав о разгроме восстания, застрелился, а Матвея сослали в Сибирь…

Дядю Алексея Владимировича, а потом и меня, больше же интересовала линия нашего рода, идущая от гетьмана Даниила Апостола, все, что связано с Украиной, в т. ч. с имением Хомутец на Полтавщине, которое гетьман получил от Ивана Мазепы.

— Из Вашей книги «For Better– For Worse» следует, что в 1913 году Ваши дедушка и бабушка выехали в Париж и больше на родину не возвращались. Почему?

— Да, они поехали в Париж, чтобы провести там несколько месяцев, но затем началась Первая мировая война, за ней февральская и октябрьская революции в России. Думаю, это и стало причиной того, что они уже не смогли вернуться. Бабушка и прабабушка – мать Надежды Федоровны, сколько я их помню, никогда не рассказывали о России, и не говорила о своей семье. В нашей семье вообще не было принято говорить о происхождении и своих родственных связях. Но Леонтиевку бабушка часто вспоминала, она ее любила. Незадолго до смерти она показала мне фотографию их  дома в имении Леонтиевка (открывает ноутбук). Вот это сайт рода Муравьевых-Апостолов, который я создал. А вот эта фотография.

Усадьба Муравьевых-Апостолов-Коробьиных в с. Леонтиевка. 1910 г.

— Эти постройки сохранились?

— Нет, имение было разрушено. Сгорело. Сейчас там, джунгли. Заросло все, дома нет, один блок только остался. И подвал, если и его еще не разрушили. Последний раз я года три назад там был. А о Поповой Слободе долгое время вообще ничего не знал, пока не стал доступен наш семейный архив, который   бабушка сдала на хранение в библиотеку Лозаннского университета в Швейцарии. Она не хотела, чтобы эти документы до ее смерти были доступны.

— Почему?

— Мы не знаем. Возможно, было что-то связанное с ее мужем Владимиром Владимировичем, с тем, что он сказал что-то или сделал. Я, правда, не знаю. Но один раз, когда я был еще ребенком, бабушка взяла меня в библиотеку и показала этот архив. Показала медали Матвея Муравьева-Апостола, которые там находились, носовой платок Сергея Муравьева-Апостола. И еще церковную книгу из храма в Поповой Слободе и несколько фотографий. Большинство документов этого архива  связано с Украиной, Поповой Слободой, Леонтиевкой времен 1910-1914 гг.

После смерти Надежды Федоровны архив открыли, и я уже смог сфотографировать, скопировать все, что находилось в нем, то, что я прислала вам, и выложил в Интернете, потому что это должно быть доступно всем. По этой же причине я написал и книгу о Владимире Владимировиче Муравьеве-Апостоле, основанной на его дневниковых записях. В разделе «Наше малоизвестное прошлое» рассказывается, в частности, и об истории строительства храма в селе Попова Слобода.

— Ваша бабушка  имеет отношение к роду Терещенко, известных сахарозаводчиков и финансистов?

— Ну да, это дочь Федора Артемьевича Терещенко.

— Получается, что француз Мишель Терещенко, который недавно презентовал в Украине свою книгу о Михаиле Терещенко «Первый олигарх», Ваш родственник… 

— Да по линии бабушки. Но ни в своей книге, ни в многочисленных интервью и газетных публикациях,  он ни словом не упоминает о своем родстве с Муравьевыми-Апостолами, будто бы нас и вовсе не существует.

— Почему?

— Наверно, это как-то связано с его идеями реализовать в Украине что-то типа того, что было в Германии, Польше – восстановить, вернуть  какую-то недвижимость, прежние имения, принадлежавшие роду Терещенко, и на которые он может претендовать, как наследник. И есть определенные основания предположить, что все это на самом деле принадлежит Муравьевым-Апостолам, а не Терещенко.

— Ваши исторические поиски в Украине связаны, очевидно, не только с Леонтиевкой и Поповой Слободой?

— Вы, знаете, что я  сам летчик, у меня есть лицензия на полеты практически на любых самолетах. И я просто схожу сейчас с ума, чтобы найти корни того авиастроительства,  которым занимался брат моей бабушки Надежды Федоровны  – Федор Федорович Терещенко. В 1909 году в своем имении Червоное на Житомирщине он построил мастерские для сборки самолетов собственной  конструкции.  Инженером у него работал Игорь Сикорский ( знаменитый русский и американский авиаконструктор – Ред.), а летчиком-испытателем Петр Нестеров, который там же совершил свою первую «мертвую петлю». Хочу найти аэроплан того времени, или хотя бы какую-то его часть для семейного музея.

Первый аэроплан Федора Терещенко. Снимок 1909 г.

Еще один объект моего внимания – это дом в Хомутце, родовое гнездо Апостолов. Я смотрел, что с ним можно сделать для его реставрации. Это большой проект, очень затратный. Поэтому я  начал заниматься кое-каким бизнесом в Украине, в частности, связанным с переработкой отходов. Еще я немного занимаюсь экспортом из Украины на рынки Центральной и Южной Америки зерна, подсолнечного масло, пшеницы (Коста-Рика, Колумбия, Пуэрто-Рико, Багамы). Сейчас встречаюсь с кое-какими людьми в Днепропетровске, чтобы поставлять еще и водку. У меня есть лицензия на выпуск водки «Гетьман Апостол». Часть заработанных от этого денег будет идти на восстановление истории нашего рода в Украине – в созданный мною  Фонд Муравьева-Апостола.

— Расскажите немного о себе. Вы родились в Лондоне, а учились в США. Почему? И как складывалась дальше Ваша судьба, после переезда в Америку?

Я родился после войны — в 1947 году и, пока был маленьким ребенком, жил в Англии, Швейцарии, Германии. В 1953 году мои родители развелись, и мама переехала со мной в США, потому что в то время, после Второй мировой войны, Европа была местом, где очень трудно было жить, особенно одинокой женщине.

Николас с прабабушкой Ольгой. 1950 г.

Мы переехали в США,  и я пошел в американскую школу. Увлекался фотографией и горжусь тем, что учился у одного из величайших фотографов всех времен  Стайхена (Эдвард Стайхен — один из наиболее влиятельных мастеров в истории фотографии, основоположник американского «Фото-сецессиона» — Ред.).

После окончания школы поехал в Англию и получил свою первую работу в кинокомпании «Columbia Pictures». Моей обязанностью было читать книги и рекомендовать их к экранизации. И первая книга, которую я прочел и посоветовал перенести на экран, была «Учителю, с любовью». И ее приняли к постановке с великим Сидни Пуатье в главной роли. Замечательный получился фильм.

Все это время между моими родителями шла борьба — кто будет платить за мое высшее образование. В конце концов, вопрос не решился, и мне пришлось идти в армию. Тогда, если ты не учился в колледже или  в университете — тебя призывали в армию.

Я пошел записываться в армию. Пришел, а человека, который принимал новобранцев, не было на месте (кофе вышел выпить, что ли), и единственный мужик, который там сидел, это был представитель Военно-воздушных сил. И этот мужик сказал мне: «Ну, ее, эту армию, ты можешь вступить в ВВС,  это — то же самое дерьмо». Я сказал: «О’K». И так я попал во Вьетнам…

Окончание следует

 С Николасом Муравьевым-Апостолом беседовали Александр Гвоздик и Александр Капитоненко.  .

Перевод с английского Юлии Козырь

No Comments
Іван Савченко

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.